Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

рукописи не горят

азеры по-прежнему рулят


полиция установила личность подозреваемого в убийстве Егора Щербакова, после которого в московском районе Бирюлево Западное произошли беспорядки. Им оказался 25-летний уроженец Азербайджана Орхан Зейналов Захит Оглы

Зейналов находится в розыске по подозрению в убийстве и у себя на родине в Азербайджане

yстановить личность предполагаемого убийцы удалось накануне благодаря его соседям по съемной квартире и владельцу жилья

"Мы увидели видео и фото (подозреваемого в убийстве Щербакова) в интернете и в шутку спросили Орхана - не он ли это? Он посмеялся вместе с нами и ушел в комнату. Долго там ковырялся. Потом вышел и сказал, что дойдет до магазина", - рассказал хозяин квартиры, которую снимал Зейналов

спустя несколько часов соседи Зейналова нашли в интернете видео хорошего качества, на котором узнали его лицо. Молодые люди попытались открыть дверь квартиры, однако выяснилось, что Зейналов перед тем, как сбежать, запер ее на ключ. После этого они вызвали полицию

по словам хозяина квартиры Алексея Пронкина, он сдал комнату Зейналову месяц назад, но знает его уже десять лет

"Он раньше жил в том же доме на другом этаже вместе со своими родными, - рассказал Пронкин. - Мы с ним почти никогда по душам не общались - он меня близко не подпускал, да и вообще мало кого приглашал к себе в комнату"

Пронкин также сообщил, что Зейналов приехал в Москву из Баку более десяти лет назад, при этом он часто любил выпивать, после чего становился "заносчивым"

в Москве азербайджанец занимался перевозкой продуктов с овощебазы. Всех его родственников - порядка восьми человек - уже задержали. В их квартире прошли обыски



UPD: Yтро.ru | 17:08:31

предполагаемый убийца Егора Щербакова Охран Зейналов задержан в подмосковной Коломне и доставляется в Москву на вертолете

подозреваемого в убийстве Егора Щербакова задежали благодаря оперативной игре, во время которой родственики Орхана Зейналова предложили ему встретиться в Центральном парке города Коломны, где он и был задержан

как стало известно, в азербайджанской группе ВКонтакте знали имя убийцы еще до начала погромов в Бирюлево:

«Лейла Мирзоева: Двоюродный брат работает на этой базе, все местные знают этого человека, интересно сдадут или нет!

Шовгин Керимов: Лейла, в смысле?! Почему не сдадите?

Лейла Мирзоева: Надеюсь, что нет((((

Оксана Муратова: пишите хотя бы на своем языке»
рукописи не горят

расследование убийства Джона Кеннеди окружным прокурором Джимом Гаррисоном


22 ноября 1963 года, вечером того же дня, когда был убит Джон Кеннеди, в Новом Орлеане произошла стычка между частным детективом Джеком Мартином и частным детективом и бывшим агентом ФБР Гаем Банистером. После того как Банистер несколько раз ударил Мартина рукояткой револьвера и разбил ему голову, Мартин был доставлен в больницу. В последующие несколько дней Мартин сообщил полицейским, что часто видел Банистера в компании некоего Дэвида Ферри, который лично знал Ли Харви Освальда и, по словам Мартина, мог быть замешан в убийстве Кеннеди. На основании этих данных окружной прокурор Нового Орлеана Джим Гаррисон арестовал Ферри. 25 ноября и Ферри, и Мартин были допрошены ФБР. На допросе Мартин заявил, что Ферри мог заставить Освальда совершить убийство с помощью гипноза, и поэтому агенты ФБР не сочли показания Мартина достаточно весомыми. Тем не менее, Ферри был допрошен (он в частности отрицал, что когда-либо был знаком с Освальдом). Никаких улик против Ферри собрано не было, и он был отпущен.

Три года спустя у Гаррисона произошёл разговор с сенатором от Луизианы Расселлом Лонгом, который сообщил Гаррисону, что уверен в том, что Освальд был только одним из исполнителей убийства. Осенью 1966 года Гаррисон возобновил расследование и ещё раз допросил Мартина. На основании его показаний Гаррисон пришёл к заключению, что в убийстве Кеннеди была замешана организованная группа с ультраправыми взглядами, участниками которой были в том числе Ферри, Банистер (он умер до начала расследования Гаррисона, 6 июня 1964 года) и владелец крупного торгового центра в Новом Орлеане Клей Шоу. По версии Гаррисона эта группа имела связи с ЦРУ и была вовлечена в международную торговлю оружием и деятельность создававшихся и поддерживавшихся ЦРУ антикастровских диверсионных групп, сформированных из кубинских эмигрантов. Причиной убийства могло быть недовольство внешней (провал операции в Заливе Свиней и потепление отношений с СССР и режимом Кастро после Карибского кризиса) и внутренней (смягчение междурасовых противоречий) политикой администрации. Гаррисон полагал, что 22 ноября убийцы вели огонь с трёх точек (один — из книгохранилища, двое — с травяного холма), а Освальда он считал участником группы, которого вовлекли в заговор, чтобы «повесить» на него Кеннеди и Типпита и затем его устранить; по его мнению ни того, ни другого Освальд не убивал.

Гаррисон не хотел разглашать подробности следствия для прессы, но произошла утечка, и 17 февраля 1967 года в газете New Orleans States-Item появилась статья о расследовании. 22 февраля Дэвид Ферри был обнаружен мёртвым у себя дома. Причиной смерти было названо кровоизлияние в мозг, но при этом Ферри оставил две записки, которые могут быть восприняты как предсмертные записки самоубийцы. Существует несколько версий, объясняющих появление этих записок; согласно одной из них, Ферри оставил записки, потому что знал о своих проблемах со здоровьем, согласно конспирологической версии, имела место инсценировка убийства Ферри под самоубийство.

1 марта 1967 Гаррисон арестовал Клея Шоу и предъявил обвинение в соучастии в убийстве Кеннеди. Он подозревал, что Клей Шоу и упоминаемый в отчёте комиссии Уоррена Клей Бертран, который якобы 23 ноября 1963 года звонил нью-орлеанскому адвокату Дину Эндрюсу и уговаривал его защищать Освальда в суде, — это одно лицо. Гаррисон утверждал, что в Новом Орлеане было хорошо известно, что Шоу часто использовал имя «Клей Бертран». Большое жюри решило, что предъявленных Гаррисоном доказательств достаточно для того, чтобы передать дело Шоу в суд. Во время суда основным свидетелем Гаррисона был страховой агент Перри Руссо, который показал, что Ферри, Освальд и Клей Бертран, которого он опознал как Клея Шоу, в его присутствии обсуждали убийство Кеннеди. Надёжность показаний Руссо позже многократно оспаривалась: часть допросов Руссо проходила под гипнозом, Руссо несколько раз менял показания. Со стороны обвинения выступало несколько других свидетелей, утверждавших, что Ферри, Освальд и Шоу были знакомы. По окончании слушаний 1 марта 1969 года присяжные совещались меньше часа и признали Шоу невиновным.

Дело Клея Шоу стало единственным процессом, в ходе которого кому-либо было предъявлено обвинение в убийстве Кеннеди. Полученные Гаррисоном данные были предметом анализа со стороны Комитета Палаты представителей США по убийствам. При этом Комитет отмечал, что Гаррисона критиковали за «сомнительные методы». Комитет согласился с выводами о том, что Освальд имел контакты с антикастровскими группировками и был лично знаком с Дэвидом Ферри, но не счёл это достаточным основанием для поддержки выводов Гаррисона.
Красная площадь

человек, называющий страну, в которой он родился и вырос, "совком" - говнюк -

в какие бы демократические одежды он не рядился

человек, спонсировавший г-на Зюганова, - государственный преступник, поскольку он намеревался изменить государственное устройство

человек, считающий, что нефтедоллары ему даны от Б-га (которого он путает с совестью), а точнее - от рождения, чтобы, имея самую лучшую (по его представлению) нефтяную компанию, управлять миром, - ничем не отличается от диктаторов эпохи тоталитаризма, поскольку он кончил бы, в конце концов, тем же самым

выйди он прямо сейчас из тюрьмы, мы захлебнулись бы в реках крови, которые потекли бы после "левого поворота" его мести
Красная площадь

Протокол закрытого судебного заседания Военной Коллегии Верховного Суда СССР по делу Павлова Д. Г.

Москва 22 июля 1941 г. Совершенно секретно Отп. 1 экз.

Председательствующий — армвоенюрист В. В. Ульрих
Члены — диввоенюрист А. М. Орлов и диввоенюрист Д. Я. Кандыбин
Секретарь — военный юрист А. С. Мазур

В 0 часов 20 мин. председательствующий открыл судебное заседание и объявил, что подлежит рассмотрению дело по обвинению бывшего командующего Западным фронтом генерала армии Павлова Дмитрия Григорьевича, бывшего начальника штаба Западного фронта генерал-майора Климовских Владимира Ефимовича, — обоих в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 63-2 и 76 УК БССР; бывшего начальника связи штаба Западного фронта генерал-майора Григорьева Андрея Терентьевича и бывшего командующего 4-й армией генерал-майора Коробкова Александра Андреевича, — обоих в преступлении, предусмотренном ст. 180 п. «б» УК БССР

Председательствующий оглашает обвинительное заключение и спрашивает подсудимых, понятно ли предъявленное им обвинение и признают ли они себя виновными.


1. Подсудимый Павлов. Предъявленное мне обвинение понятно. Виновным себя в участии в антисоветском военном заговоре не признаю. Участником антисоветской заговорщической организации я никогда не был.

Я признаю себя виновным в том, что не успел проверить выполнение командующим 4-й армией Коробковым моего приказа об эвакуации войск из Бреста. Еще в начале июня месяца я отдал приказ о выводе частей из Бреста в лагеря. Коробков же моего приказа не выполнил, в результате чего три дивизии при выходе из города были разгромлены противником.

Я признаю себя виновным в том, что директиву Генерального штаба РККА я понял по-своему и не ввел ее в действие заранее, то есть до наступления противника. Я знал, что противник вот-вот выступит, но из Москвы меня уверили, что все в порядке, и мне было приказано быть спокойным и не паниковать. Фамилию, кто мне это говорил, назвать не могу.

Председательствующий. Свои показания, данные на предварительном следствии несколько часов тому назад, то есть 21 июля 1941 г. <Эти показания не публикуются!>, вы подтверждаете?

Подсудимый. Этим показаниям я прошу не верить. Их я дал будучи в нехорошем состоянии. Collapse )


4. Подсудимый Коробков. Предъявленное мне обвинение понятно. Виновным себя не признаю. Я могу признать себя виновным только лишь в том, что не мог определить точного начала военных действий. Приказ народного комиссара обороны мы получили в 4.00, когда противник начал нас бомбить.

К исполнению своих обязанностей командующего 4-й армией я приступил 6 апреля 1941 г. При проверке частей более боеспособными оказались 49,75 и 79-я стрелковые дивизии. Причем 79-я стрелковая дивизия ушла в 10-ю армию. 75-я стрелковая дивизия находилась на левом фланге. Остальных частей боеготовность была слаба.

События развернулись молниеносно. Наши части подвергались непрерывным атакам крупных авиационных и танковых соединений противника. С теми силами, которые я имел, я не мог обеспечить отпор противнику. Причинами поражения моих частей я считаю огромное превосходство противника в авиации и танках.


Председательствующий оглашает выдержки из показаний подсудимого Павлова, данных им на предварительном следствии (лд. 30, том 1 ) о том, что Коробковым была потеряна связь с 49-й и 75-й стрелковыми дивизиями (лд. 33) о том, что в 4-й [армии] чувствовалась полная растерянность командования, которое потеряло управление войсками.


Подсудимый. Показания Павлова я категорически отрицаю. Как может он утверждать это, если он в течение 10 дней не был у меня на командном пункте. У меня была связь со всеми частями, за исключением 46-й стрелковой дивизии, которая подчинялась мехкорпусу.

На предварительном следствии меня обвиняли в трусости. Это неверно. Я день и ночь был на своем посту. Все время был на фронте и лично руководил частями. Наоборот, меня все время обвиняло 3-е Управление в том, что штаб армии был очень близок к фронту.


Председательствующий. Подсудимый Павлов на предварительном следствии дал о вас такие показания:

«Предательской деятельностью считаю действия начальника штаба Сандалова и командующего 4-й армией Коробкова. На их участке совершила прорыв и дошла до Рогачева основная мехгруппа противника и в таких быстрых темпах только потому, что командование не выполнило моих приказов о заблаговременном выводе частей из Бреста» (л. д. 62, том 1).


Подсудимый. Приказ о выводе частей из Бреста никем не отдавался. Я лично такого приказа не видел.


Подсудимый Павлов. В июне месяце по моему приказу был направлен командир 28-го стрелкового корпуса Попов с заданием к 15 июня все войска эвакуировать из Бреста в лагеря.


Подсудимый Коробков. Я об этом не знал. Collapse )


4. Подсудимый Коробков. 4-я армия по сути не являлась армией, так как она состояла из 4 дивизий и вновь сформированного корпуса. Мои дивизии были растянуты на расстояние 50 км. Сдержать наступление 3 мехдивизий противника я не мог, так как мои силы были незначительными и пополнение ко мне не поступало.

Первые два дня начала военных действий моим частям двигаться нельзя было из-за огромного количества самолетов противника. Буквально каждая наша автомашина расстреливалась противником. Силы были неравные. Враг превосходил нас во всех отношениях.

Ошибки в моей работе были, и я прошу дать мне возможность искупить свои ошибки.


Суд удалился на совещание, по возвращении с которого председательствующий в 3 часа 20 мин. огласил приговор и разъяснил осужденным их право ходатайствовать перед Президиумом Верховного Совета СССР о помиловании.

В 3 часа 25 мин, председательствующий объявил судебное заседание закрытым.


Председательствующий — армвоенюрист В. Ульрих
Секретарь — военный юрист [А.] Мазур

ЦА ФСБ России
Reichstag 20081023

экс-генеральный прокурор РФ Казанник Алексей Иванович о Ельцине и ельцинизме

12 апреля 1994 года

- ГОСПОДИН Казанник, есть ли у нас сегодня генеральный прокурор России, и если да, то кто?

- Де-юре есть генеральный прокурор Казанник Алексей Иванович, поскольку для оформления моей отставки требуется постановление Совета Федерации. Но я думаю, что оно будет принято без дискуссий. Что касается исполняющего обязанности, то если меня нет де-факто, то его нет ни де-юре, ни де-факто.

<...> президент Ельцин и его окружение при назначении Алексея Ильюшенко исполняющим обязанности генпрокурора пошли на нарушение статьи 102 Конституции (пункт 1 "з" относит к ведению Совета Федерации назначение на должность и освобождение от должности генпрокурора РФ. - Олег Рубникович) и закона о Генеральной прокуратуре Российской Федерации.

<...>

- В последнее время все чаще можно слышать утверждения о том, что довольно большое влияние - и далеко не лучшее - на господина Ельцина оказывает его окружение. Насколько актуальны, по-вашему, эти разговоры?

Когда я был на расстоянии, в Омске, то читал в газетах "окружение президента", "коллективный Распутин" и так далее. Но мне это ничего не говорило, поскольку я считал и теперь считаю, что президент - глава государства - несет личную ответственность за все указы и распоряжения, которые он подписывает.

После же общения с его окружением я убедился, насколько я заблуждался. В администрации президента есть такие люди, которые могут подписать любой указ - о назначении-смещении должностных лиц страны, о ликвидации Министерства безопасности, о передаче Генпрокуратуре следственного изолятора в Лефортове. <...>

Все это просто удивительно. Для меня это было страшно необычно. В деятельность прокуратуры пытался вмешиваться не только Ельцин, но и его советники, помощники, вплоть до чиновников, которые считали себя вправе позвонить мне.

- Не хотите ли вы назвать имена людей из окружения президента, которые пользуются особым авторитетом у господина Ельцина?

- Вы знаете, в самой же администрации президента мне говорили, что если надо подписать какой-то указ без соответствующей разработки, то это сделает не первый помощник президента. Надо обратиться к начальнику его личной охраны Коржакову - он решит все проблемы.

- Интересно, а не жалеете ли вы сегодня о том, что некогда отдали свое место господину Ельцину?

- Я об этом не жалею. Во-первых, у меня всегда было развито чувство справедливости, и я считал, что если за меня было подано полтора или два миллиона голосов в Омском национально-территориальном округе, а за Ельцина было подано шесть с половиной миллионов голосов, то надо формировать ВС по рейтингу. И я полагал, что будет выведен такой рейтинг: за кого больше проголосовало, тот и обладает приоритетным правом, поменьше - на втором месте... Я рассчитывал, что таким образом я попаду в Совет национальностей.

Не жалею я о своем решении и по другим мотивам. На тот период этот шаг был оправдан. Тогда стояла задача разрушить тоталитарную систему (или, как мягко ее называли, административно-командную). Я думаю, что Борис Николаевич выполнил эту задачу, но было бы очень здорово, чтобы он ушел в отставку в августе или сентябре 1991 года, после известных августовских событий.

Общаясь с ним, я убедился, что у него если и есть какой-то талант, то только разрушителя. Разрушены экономика, культура, нравственность, и он продолжает выполнять свою роль.