Красная площадь

Кем были 28 панфиловцев?


Утром 18 октября 1941 года противник силами до двух рот пехоты с 25-ю танками начал атаку высоты 233.6. Оборонявший эту высоту второй взвод, которым командовал мл. лейтенант Джура (Жура) Ширматов (в наградном листе о награждении орденом Красного Знамени его фамилия указана, как – Шерпатов), пропустил пехоту противника до 200 метров и начал расстреливать ее внезапным огнем. Гитлеровцы не выдержали огневого удара и, потеряв несколько десятков солдат убитыми, начали быстро отступать к своим танкам, двигавшимся несколько позади. В это время танки 21-й советской танковой бригады, находившиеся в засаде в лесу восточнее высоты, внезапным огнем подожгли шесть фашистских танков, что еще более усугубило растерянность и панику в рядах наступавшего противника. Таким образом, первая атака была отбита.

Но, вскоре враг повторил атаку, получив подкрепление в живой силе и технике. Завязались ожесточенные бои. В разгар боя свыше двух десятков фашистских танков на максимальных скоростях прорвались на высоту, где уже сосредоточилась вся 4-я рота, и начали продвигаться в сторону деревень Княжево и Игнатково. Бойцы роты, уже не имевшие к этому времени подручных противотанковых средств, вынуждены были, укрывшись в окопах, пропустить их через себя. Завязался многочасовой бой в полном окружении с отсеченной от танков вражеской пехотой. Только когда стали подходить к концу боеприпасы, понесшая огромные потери 4-я рота вынуждена была оставить высоту и пробиваться к своим. Вышло из окружения 30 человек, считая Ширматова (Шерпатова) и политрука Клочкова.

Но, пока рота выходила из окружения, ее посчитали полностью погибшей. Поэтому в полку была сформирована новая 4-я рота, из прибывшего пополнения, под командованием капитана (в то время еще ст. лейтенанта) П.М.Гундиловича. Когда же из окружения вышли остатки «старой» роты, как бы временно возникло две 4-х. Очевидно, поэтому остатки «старой» роты были сведены во 2-й взвод под команду мл. лейт. Джуры Ширматова (Шерпатова).

Таким образом, становится вполне очевидным, что этот «сводный» взвод бывшей «старой» 4-й роты и является будущей знаменитой группой истребителей танков, больше известными как - 28 гвардейцев-панфиловцев.

Политрук Василий Клочков в состав взвода не вошел, так как являлся политруком роты. Не вошел и его связной Даниил Кожубергенов. Таким образом, взвод насчитывал 28 человек, считая с его командиром. Сам Джура Щирматов (Шерпатов) в бое 16-го ноября не участвовал, так как за день до этого был ранен и отправлен в госпиталь (по другим сведениям он погиб). Взвод возглавил помкомвзвода сержант Иван Добробабин (следствие называло его командиром отделения. По утверждению доктора исторических наук, профессора Казахского университета имени аль-Фараби Лайлы Ахметовой, после ранения Ширматова-Шерпатова, взвод первоначально возглавил ст.сержант Митин, но он погиб в самом начале боя). Итого взвод был неполного состава – 27 человек. Если прибавить к ним политрука Клочкова и его связника Кожубергенова и отнять струсившего и застреленного своими бойца, то получим окончательное количество участников боя – 28!

Иными словами, это был опытный, прошедший в буквальном смысле огонь и воду, сумевший выжить в октябрьской мясорубке взвод бойцов. Поэтому, неудивительно, что командование решило сделать из него группу истребителей танков. Наверное, еще и потому, что этот взвод по своему количественному составу был неполный, да еще остался под командованием сержанта. Более того, его выдвинули в так называемое боевое охранение, то есть на определенное удаление от своего переднего края.

Весь высокий смысл подвига этой группы истребителей танков заключается не в том, что они уничтожили 18 или 25 вражеских танков, а в том, что, оказавшись на острие главного удара танковой армады врага, задержали эту армаду на целых четыре часа, уничтожив при этом большое количество бронированных машин!

Несмотря на то, что враг все-таки смял оборону левого фланга 1075-го полка, благодаря героическому сопротивлению 28-ми, а также некоторых других опорных пунктов сопротивления 2-го батальона, ему не удалось пройтись по тылам 316-й дивизии, окружить ее и, выйдя на Волоколамское шоссе, обрушиться большой танковой массой на слабо защищенную с этого направления Москву.

Когда определилось направление главного удара врага, и группа истребителей танков из 28 панфиловцев повела с вражескими танками свой смертный четырехчасовой бой, генерал Панфилов успел перебросить на левый фланг все остатки своей артиллерии, сняв их с правого фланга. А командарм К.К.Рокоссовский срочно двинул на помощь дивизии две танковые бригады. 33-я бригада устремилась к ее левому флангу, а 23-я вышла в район Деньково и заняла там жесткую оборону, чтобы начавшей отступать с боями дивизии было за что зацепиться и занять новую линию обороны. Кроме того, дивизии был сразу выделен страшный дефицит тех дней – 18 противотанковых ружей, которые генерал Панфилов тоже немедленно переправил на левый фланг.

В 3-х томном исследовании Генштаба «Разгром немецких войск под Москвой», изданном под редакцией маршала Б.М.Шапошникова в 1943 году, было отмечено, что панфиловцы «нанесли противнику крупный урон, выведя из строя 50% всех наступавших танков». А что касается места этого боя 28-ми в битве за Москву, в нем недвусмысленно сказано: «Славный бой этих героев у разъезда Дубосеково явился не только подвигом мужества; он имел крупное тактическое значение, так как задержал продвижение немцев на много часов, дав возможность другим нашим частям занять более удобные позиции, не допустить прорыва массы танков противника на шоссе и позволил организовать противотанковую оборону в этом районе».
Красная площадь

Из воспоминаний Давида Ортенберга «Июнь-декабрь сорок первого» (1984 г.):


«Должен сказать, что в тот день, когда готовился номер газеты, датированный 27 ноября, глаз мой как-то не зацепился за эту заметку <имеется в виду очерк Василия Коротеева>, помещенную на третьей полосе под скромным заголовком… Днем поехал в ГлавПУР <это сокращение аббревиатуры ГлавПУРККА - Главное Политическое управление Рабоче-Крестьянской Красной Армии>. Как обычно, просматривая там последние донесения политорганов, вычитал в одном из них такой эпизод:

«16 ноября у разъезда Дубосеково двадцать девять бойцов во главе с политруком Диевым отражали атаку танков противника, наступавших в два эшелона – двадцать и тридцать машин. Один боец струсил, поднял руки и был без команды расстрелян своими товарищами. Двадцать восемь бойцов погибли как герои, задержали на четыре часа танки противника, из которых подбили восемнадцать»

Сразу же вспомнилась корреспонденция Коротеева. Ясно было, что в политдонесении речь идет о том же бое панфиловцев с танками. Здесь меньше подробностей, но зато указан район боев. И вот эта суровая правда о двадцать девятом бойце, струсившем в беспощадном бою…

Уйти от этих двух сообщений, которые как бы скрестились и в моем уме, и в моем сердце, я уже не мог. Когда вернулся в редакцию, у меня уже созрело определенное решение. Вызвал Кривицкого, протянул ему выписку из политдонесения…

- Надо писать передовую, - сказал я. – Это пример и завещание всем живущим и продолжающим борьбу.

Обсудили, как быть с двадцать девятым. В те дни сказать истинную правду о нем было гораздо труднее, чем умолчать о его существовании. Вероятно, по этой причине и в корреспонденции Коротеева ни слова не было о двадцать девятом. Но на этот раз нам хотелось быть точными и объяснить все, что там происходило…К полуночи она <т.е. передовая> лежала у меня на столе. Над ней заголовок – «Завещание 28 павших героев». Пример панфиловцев был назван завещанием, то есть святой волей умершего, какую принято исполнять безоговорочно».
Reichstag 20081023

И врагу никогда не добиться...

28 ноября 1941 года в «Красной звезде» была напечатана передовая статья «Завещание 28 павших героев», написанная 31-летним Александром Кривицким. Статья начиналась словами: «В грозные дни, когда решается судьба Москвы, когда вражеский натиск особенно силен, весь смысл жизни и борьбы воинов Красной армии, защищающих столицу, состоит в том, чтобы любой ценой остановить врага, преградить дорогу немцам. Ни шагу назад — вот высший для нас закон. Победа или смерть — вот боевой наш девиз». Появлению статьи также предшествовали крайне драматические события на Западном фронте, которым командовал Жуков.

Утром 26 ноября немцы начали наступление на Ново-Иерусалиский монастырь, под прикрытием тумана крупная группа эсесовцев ворвались в монастырь. Затем дивизия «Рейх» попыталась ворваться в Истру с запада. И лишь около полудня перешла в наступление с севера 10-я танковая дивизия от деревни Андреевское. Главную опасность представляли танки. Когда-то, еще в начале ноябрьских боев, К.К.Рокоссовский советовал А.П.Белобородову: «Выбивай у них танки. Главное – танки». Белобородов следовал этому совету, имея в составе противотанковую артиллерию, он вовремя направлял ее на танкоопасные направления.

До позднего вечера 26 ноября 10-я танковая дивизия немцев, наступая от деревни Андреевское, между рекой и лесом, стремилась овладеть территорией у истринской больницы. Танки шли в атаку в сопровождении многочисленной мотопехоты. Их встречала наша артиллерия. А. П. Белобородов вспоминал: «Сорок орудийных стволов били по танкам. Гремели выстрелы, стучали откаты, звенели стреляные гильзы. Снаряды крушили броню, дробили гусеничные траки. На поле боя горели изуродованные вражеские танки, остальные откатывались на исходные позиции. А час спустя, после очередного налета пикирующих бомбардировщиков и артобстрела, все повторялось сначала». Оборону там держали, в основном, бойцы 40-ого батальона.

Весь день фашистская авиация висела под Истрой, тяжелая артиллерия методично, квадрат за квадратом обстреливала город. Горели целые улицы – дома и деревянные тротуары. Хаос огня, дым, рвущиеся снаряды, падающие стены – это Истра 26 ноября.

Была уже полночь, а бой не затихал. Немецкие танки с северо-востока обходили Истру. С церковной колокольни А.П.Белобородов видел огненное полукольцо переднего края. Оно, глубоко охватывая Истру, заметно приближалось к Волоколамскому шоссе. Связи со штабом армии не было. И Белобородов принимает решение сам – оставить Истру и занять шоссе. Центр и правый фланг дивизии отошли на 2–3 км, в целом оборона оставалась устойчивой. На рассвете 27 ноября позвонили, наконец, из штаба армии. Разговор был коротким:
– Сдал Истру?
– Сдал...
– Нехорошо. А еще гвардеец! Ты Истру сдал, ты ее и возьмешь!»

Так в 78-ой дивизии стало известно, что она стала 9-ой Гвардейской. Взяв Истру, немцы сожгли ее почти дотла. Страшную картину являли собой развалины взорванного ими бывшего Ново-Иерусалимского монастыря. Немецко-фашистские захватчики, встречая все более упорное и нарастающее сопротивление на подступах к Москве, неистовствовали в бессильной ярости, вымещая злобу на мирном населении.

Утром 27 ноября фашисты обрушили на Степаньково минометный огонь, затем двинулись 27 танков. Гвардейцы-танкисты, притаившись в засадах, сохраняли выдержку. Только когда до вражеских машин оставалось 150–200 метров, они открыли уничтожающий огонь. Завязался жесточайший бой, в котором наши танкисты оказались победителями. Фашисты откатились назад, оставив с десяток противотанковых орудий и несколько танков. Не прошло и получаса, как на Степаньковский лес, где находились в засаде катуковцы, налетели 18 пикировщиков. После мощной бомбардировки на Степаньково снова двинулись фашистские танки. И опять они напоролись на сокрушительный огонь сменивших позиции гвардейцев-танкистов.

Атаки танковых групп так взбесили гитлеровцев, что они бросили на боевые порядки 1-й гвардейской танковой бригады М.Е.Катукова 30 пикировщиков. Зенитчики бригады встретили воздушную эскадрилью, когда она появилась над деревнями Адуево и Лисавино. Первыми же снарядами они сбили три немецких самолета.

В ночь на 29 ноября 1-я гвардейская танковая бригада по приказу командарма заняла новый рубеж по линии Каменка – Баранцево – Брехово. До Москвы оставалось 40 километров. За две недели непрерывных боев гвардейцы Катукова уничтожили 106 танков, 16 тяжелых и 37 противотанковых орудий, 16 минометов, 3 минометные батареи, 8 тягачей, 55 автомобилей, 51 мотоцикл, до трех полков живой силы противника, разбили 13 дзотов, 27 пулеметных гнезд. У бригады вышло из строя 33 танка, из них безвозвратно было потеряно 7, а 26 отремонтировано и возвращено на передний край обороны.

Последующие четыре дня – с 28 ноября по 1 декабря шли постоянные бои дивизии генерал-майора Белобородова с танковыми соединениями немцев. Непрерывно атакуя, немцы пытались прорвать фронт 9-ой Гвардейской дивизии на правом фланге: 28 ноября немцы бросили в бой 45 танков. 29 ноября – 60 танков. 30 ноября и 1 декабря – столько же. Потеряв около 20 танков, прорвать оборону дивизии немцы не смогли. Дивизия, ведя напряженные бои, медленно отходила вдоль Волоколамского шоссе. За четыре дня ее правый фланг отошел на восток на 5–6 км, центр на 8–9км, левый фланг на 5–6 км. Немецкие танки на направлении главного удара продвинулись по 3–4 км в сутки. Такой темп наступления считается низким для пехоты, а для танков тем более. 30 ноября немцы заняли Дедово, Петровское, Селиваниху, Снегири.Collapse )

5 декабря наступило затишье. Противник выдохся. Оборонительный период Московской битвы закончился.
JKL Informatique

Подвиг взвода младшего лейтенанта Кульчицкого

,



27 ноября 1941 года в «Красной звезде» была напечатана статья Василия Коротеева «Гвардейцы Панфилова в боях за Москву». Она начиналась словами: «Десять дней, не стихая, идут жестокие бои на Западном фронте. Особенно мужественно и умело сражаются с врагом наши гвардейцы. Гвардейцы умрут, но не отступят».

Появлению статьи предшествовал окрик командующего Западным фронтом Жукова на командующего 16А Рокоссовского в шифрованной телеграмме от 20 ноября 1941 года: «Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков».

В результате этого конфликта двух будущих кавалеров ордена «Победа», как написал в своих мемуарах «Солдатский долг» маршал Рокоссовский: «противник отбросил наши части на левом крыле на восток, форсировал с ходу Истру и захватил на её восточном берегу плацдармы. Одновременно был нанесен удар из района Теряевой Слободы, и немецкие танки с пехотой двинулись к Солнечногорску, обходя Истринское водохранилище с севера».

Collapse )

26 ноября взвод младшего лейтенанта Николая Кульчицкого у деревни Ефимоново (Бужаровское поселение – прим. автора) повторил подвиг героев-панфиловцев , преградив путь немецкой танковой колонне. К сожалению, в то страшное для столицы время на этот подвиг не обратили внимания. Но этот подвиг полностью сравним с подвигом панфиловцев, и произошло это на нашей, истринской земле.

При отходе 18-й стрелковой дивизии народного ополчения на восточный берег Истры, было принято решение оставить заслон. В деревне Ефимоново, неподалёку от моста через реку Истра, подразделение 365-го стрелкового полка заняло оборону. Это был взвод химической защиты, которым командовал младший лейтенант Николай Кульчицкий. Во взводе было 36 солдат, вооружённых винтовками и гранатами. Были также две подводы с «коктейлями Молотова».

Вскоре у моста появилась колонна из 40 немецких танков. Когда колонна вошла в Ефимоново, бойцы химвзвода, действуя из-за домов, подожгли головную и хвостовую машины. Затем из-за каждого укрытия начали лететь бутыли с зажигательной смесью.

Немцам пришлось отойти, бросив до двадцати подбитых и обездвиженных машин. Но немецкая пехота продолжала медленно и планомерно выбивать бойцов химвзвода. Даже после гибели офицеров оставшиеся в живых солдаты продолжали стрелять, используя любое укрытие. Немцам пришлось открыть огонь из минометов.

К концу дня все было кончено. От заслона осталось трое тяжелораненых бойцов, которых спрятали местные жители, но цель была достигнута – немцы не прошли к Истре. 18-я дивизия, укрепившись на восточном берегу, смогла удержаться ещё два дня, не пропустив немцев.

В Ефимоново, на месте боя взвода Кульчицкого, ветераны 11-й гвардейской дивизии (бывшей 18-й дивизии народного ополчения) поставили памятник – бетонный блиндаж. На блиндаже закреплены плиты с именами погибших, а по периметру памятника высадили 36 березок – по числу всех участников заслона. Погибшие герои похоронены в братской могиле в селе Бужарово.
JKL Informatique

феномен моего поколения в Америке

в отличие от европейских еврейских девочек американские еврейские девочки не пострадали во время Второй мировой войны и в 40-х -- 50-х гг. XX века бросились рожать, как подорванные

это явление даже получило оригинальное название - baby boom


оно и привело к перекосу в национальном составе политической элиты США в конце XX - начале XXI века

последствия ощущает прямо на себе первый национальный лидер США Дональд наш, сами понимаете, Трамп

70-летние старики и старухи из дружественной ему демократической партии атакуют его со всех сторон

а всё потому, что Богородица хранит Россию, но не Америку
ул. Красноармейская - Свердловск

феномен моего поколения

появление в конце XX века первого русского правителя России - следствие начального периода Великой Отечественной войны

дело в том, что советские еврейские девочки, способные произвести потомство в начале 50-х и 60-х, практически все погибли в 1941-42 гг.

во второй половине 60-х рожать начали те, кто родился в 43-м и позже, а их тоже осталось мало

поэтому, несмотря на "великий" еврейский бум 1991 года, у власти, по сути, после Ельцина ставить было некого: Фридману, Ходорковскому, Потанину, Авену, Чубайсу, Виноградову, Смоленскому - в 99-м было 35-45 лет, Гусинскому - 47, Березовскому - 53

36-летний Миша Ходорковский был хорошим кандидатом, но уж больно был молод, и ни у 44-летнего Чубайса, ни у, тем более, 53-летнего Березовского, имевших на Ельцина хоть какое-то влияние, особым доверием не пользовался

надо сказать, что вся эта команда "младореформаторов" не была ни спаяна, ни споена

поэтому к власти пришла спаянная команда кооператива "Озеро", составляли которую русские практически одного возраста

нельзя сказать, что переход власти к русской команде прошёл безболезненно, но к 2003 году одиозные Березовский, Гусинский и Смоленский убежали за границу, а Ходорковский был демонстративно посажен в назидание другим

а что же произошло с еврейскими девочками?

они нарожали поколение Литвинович и поколение Соболь, и если поколение Литвинович уже обломало себе рога, то поколение Соболь ещё бодается

перспектива у него, правда, незавидная

возврат к 1917 в России больше невозможен

и слава Богу!
Reichstag 20081023

из письма Георгия Жукова писателю Василию Соколову от 7 января 1964 г.

Чаще всего СТАЛИН приглашал меня для обмена мнениями к себе в Кремлевскую квартиру, поэтому я хорошо знаю, как лично СТАЛИН оценивал обстановку и перспективы войны в 1942 году.

Он считал, что немцы в 1942 году будут в состоянии вести крупные стратегические операции одновременно на двух стратегических направлениях, а именно на Московском и на юге страны с тем, чтобы захватить Москву, выйти широким фронтом на Волгу и, разгромив наши силы на юге, захватить Кавказ и выйти на Иранскую границу, имея в виду в дальнейшем двойным ударом овладеть ближним и дальним востоком и в первую очередь, захватить богатейшие нефтяные районы.

В основном я тогда был согласен с прогнозами СТАЛИНА, но считал, что немцы будут осуществлять свои цели нанося свой главный удар на юге нашей страны, на московском же направлении они будут вести вспомогательные действия. Что касается северо-западного и северного направления, там немцы, не имея сил, будут упорно обороняться.

Что касается планов и характера действий наших вооруженных сил намечаемых СТАЛИНЫМ, я в ряде принципиальных вопросов не мог согласиться со СТАЛИНЫМ.

Надо Вам сказать, что СТАЛИН по своему характеру был активный человек, при этом весьма торопливый и был постоянным сторонником наступательных действий.

СТАЛИН считал, что нам нужно ранним летом развернуть наступательные действия на всех основных фронтах, измотать противника, растянуть его ударные группировки по всем направлениям и сделать их неспособными к нанесению мощных ударов на юге страны и в районе Москвы.

Я доложил СТАЛИНУ, что, стремясь обескровить и измотать противника всюду, мы прежде всего обескровим свои войска и не достигнем никакой положительной цели.

Конкретно, что Вы предлагаете? — спросил СТАЛИН.

Собрать два мощных кулака и разгромить прежде всего Ярцево, Ржевско-Вяземскую группировку. Один удар нанести из района Демидова в общем направлении на Ярцево, второй удар из района Кирова также в направлении Ярцево и, разгромив Ярцевскую группировку противника, во взаимодействии с партизанскими силами, отрезать Ржевско-Вяземскую группировку, после чего обрушиться всеми силами Калининского, Западного фронтов и, при поддержке авиации ВГК, ПВО Москвы и ближайших фронтов, уничтожить Вяземско-Ржевскую группировку.

На юге страны построить глубокоэшелонированную оборону и встретить попытки противника мощным огнем, ударами авиации, упорной обороной.

После того, как враг будет истощен, перейти в контрнаступление, для чего иметь в резерве крупную оперативную группировку.

Ввиду сложности вопроса, СТАЛИН приказал собрать Ставку ВГК.

Collapse )
Красная площадь

очередное лукавство бойца ташкентского фронта к.и.н. Исаева

спор у этого чела вышел с Борисом Юлиным

о потерях в Смоленском сражении

и к.и.н. Исаев лихо насчитал соотношение потерь 1:20 в пользу супостатов



американцы пишут: убито 29650 немцев и 186144 бойца РККА - соотношение 1:6,278; ранено 100327 немцев и 273803 бойца РККА - соотношение 1:2,729; пленено 5682 немца и 300000 бойцов РККА - вот отсюда у к.и.н. Исаева и вылезает лукавая цифра

1:6,3 - это реальность, 1:20 - это неуклюжая попытка лизнуть фашистский сапог

лизать к.и.н. Исаеву - не привыкать

попавшие в оперативное окружение западнее, севернее и восточнее Смоленска 16-19 июля 1941 года 20 стрелковых дивизий 2-го эшелона РККА, входившие в 16А (М. Ф. Лукин), 19А (И. С. Конев) и 20А (П. А. Курочкин) - это оперативная ошибка командования РККА, т. е. прежде всего Ставки Верховного командования, СНК и НКО, возглавляемых тов. Сталиным

16А и 20А основными силами вышли из окружения

от 19А остались управление армии с полком связи и сам Конев
place de l’Étoile

«Медузы» Аполлона ;)

Сатурн V

Первая ступень работала около 160 секунд и отделялась на высоте около 70 километров. После разделения ступень поднималась до высоты около 100 км, затем падала в океан.

Вторая ступень работала приблизительно 6 минут, разгоняя ракету-носитель до скорости 6,84 км/с и выводя её на высоту 185 км.

Третья ступень включалась дважды, первый раз на 2,5 минуты для довыведения «Аполлона» на околоземную орбиту и во второй раз — для вывода «Аполлона» на траекторию к Луне.

Союз

Отделение ускорителей первой ступени происходит примерно на 118 секунде после старта. Высота 45 км.

Отделение второй ступени происходит примерно на 287 секунде после старта. Высота 155 км.



"Медуза" возникает в тропопаузе на высоте 16-18 км на ~77 c полёта РН Союз.

А вот - полётное время Аполлона:



А вот и - "медузы" Аполлона:



The Apollo 10 (Spacecraft 106/Lunar Module 4/Saturn 505) space vehicle with crew members Eugene Cernan, John Young and Thomas Stafford on board is launched from Pad B, Launch Complex 39, Kennedy Space Center at 12:49 p.m., May 18, 1969.



Apollo 11 as viewed from an Air Force EC-135N plane. Journal Contributor James Hill notes that the bottom of the first stage seems to be engulfed in the hot exhaust. Journal Contributor Paul Fjeld writes, "It's called 'plume recirculation.' Because the F-1 nozzles are underexpanded for that altitude, a very small bit of the escaping burn mass actually goes forward from the lip of the nozzle. Because there are neighbor nozzles doing the same thing there is even more pinging 'upwards.' Couple that with a suction behind the detached part of the supersonic shock wave forming on the side of the S1-C stage and you get that dirty fire creeping up the rocket. It was expected and protected against. You can see the same phenomenon on shuttle launches just before the solids kick off - it looks like the bottom of the External Tank is on fire!" 16 July 1969. Scan by Kipp Teague.
Красная площадь

академик Глушко - ЦК КПСС

ЦК КПСС

В соответствии с постановлением ЦК КПСС от 17 мая 1974 года для решения военных, народнохозяйственных и научных задач Минобщемашем совместно с Минобороны СССР и Академией наук СССР разработана комплексная ракетно-космическая программа (НПО "Энергия" — головной исполнитель по программе в целом), предусматривающая создание в 1975-1990 годах:

— базовой модульной двухступенчатой ракеты-носителя РЛА-120 максимальной грузоподъемностью 28-30 т на северо-восточную орбиту и 24-25 т на южную (синхронно-солнечную) орбиту;

— тяжелой двухступенчатой ракеты-носителя РЛА-150, собираемой из шести блоков первой ступени РЛА-120 и кислородно-водородного блока МТКС с его двигателями и обеспечивающей с кислородно-водородным разгонным блоком:

выведение на орбиту спутника Луны комплекса массой 60 т для высадки на Луну 3-х космонавтов, с запасом расходуемых компонентов на 5 суток пребывания на Луне, и возвращения космонавтов на Землю, а также доставку на Луну дополнительными пусками РЛА-150 запаса расходуемых компонентов и технических средств, обеспечивающих длительное пребывание экспедиции на Луне.

В течение десяти лет 1975-1985 гг. обеспечивается выполнение основной части программы, решающей также приоритетные вопросы и восстанавливающей ведущую роль СССР в космонавтике. При этом имеется в виду начать летно-конструкторские испытания:

— базовой двухступенчатой ракеты-носителя РЛА-120 в 1979 году;

— тяжелой двухступенчатой ракеты-носителя РЛА-150 в 1980г.

Осуществить экспедицию на Луну и начать военно-поисковые и научные исследования на постоянной лунной базе-станции в 1982 году.

Для минимизации средств и времени, необходимых для выполнения программы, создается единая система тяжелых ракет-носителей на базе модульных конструкций, что обеспечивает минимальное количество подлежащих разработке ракетных блоков, последовательность их отработки, использование для выполнения программы по мере разработки каждого блока и, наконец, обеспечивает программе гибкость и надежность, позволяя за счет изменения числа блоков гарантировать потребную грузоподъемность ракет-носителей.

С целью снижения затрат времени и средств на создание максимально унифицируются двигатели, системы управления, бортовые служебные системы, используемые на всех разрабатываемых объектах.

С этой же целью максимально используются с необходимыми доработками заделы по изделию H-I как материальные (техническая позиция со сборочным заводом на НИИП-5 МО, стартовый комплекс с двумя стартами, испытательные установки, двигатель 11Д57М конструкции завода "Сатурн" МАП и многое другое), так и опыт, приобретенный в процессе прежних разработок.

Для обеспечения надежной предполетной отработки ракетно-космической техники и выполнения программы пусков необходимо укрепление и развитие испытательной базы в Министерствах, в том числе строительство испытательных стендов и дополнительного стартового комплекса на НИИП-5 МО.

Предлагаемая комплексная ракетно-космическая программа позволит ликвидировать отставание советской ракетно-космической промышленности в области создания, тяжелых ракет-носителей. Максимальный полезный груз, выводимый отечественной ракетой-носителем УР-500 на орбиту ИСЗ, составляет 20 т, в то время как США располагают ракетоносителем "Сатурн-5" с полезным грузом на орбите ИСЗ до 135 т. Наличие у США тяжелого носителя позволило создать уникальную орбитальную станцию "Скайлэб", масса которой вместе с кораблем составляет 91 тонну. Используя ракету-носитель "Сатурн-5", США реализовали программу лунных экспедиций "Аполлон" и добились в области пилотируемых полетов на Луну убедительного превосходства. Помимо престижных задач американская программа "Сатурн-Аполлон" имела сильный политический резонанс и значительно повысила научный и технический потенциал США.

В нашей стране из-за отсутствия тяжелых ракет-носителей исследования Луны проводятся только автоматическими объектами.

Л.СМИРНОВ
С.АФАНАСЬЕВ
В.КУЛИКОВ
М.КЕЛДЫШ
В.ГЛУШКО
4.11.1974г
Арх. №13216, л. 192-195