M. Strogoff (jkl_jkl) wrote,
M. Strogoff
jkl_jkl

Categories:

Николай Каманин о Германе Титове (1961-1964)


14 сентября <1961 года> на самолете Ил-14 вылетели на отдых в Крым. Гагарин с семьей, Титов, полковники Азбиевич, Рудный, Аристов с женой и я с Марией Михайловной разместились на бывшей даче А.М. Горького (в двух километрах от основной базы санатория «Форос»). Первая неделя отпуска прошла хорошо, все время стояла солнечная погода. 21 сентября, группой в составе 23 человек, ездили в Севастополь. Осмотрели город, побывали в Панораме и Диараме, на Сапун-горе. Обедали на крейсере «Михаил Кутузов», где нас принимал командующий флотом адмирал Касатонов. Посещение города прошло хорошо, но к концу обеда Гагарин и Титов были заметно навеселе.

25 сентября были в Артеке, где пионеры показали нам очень интересную спортивную игру «Снайпер». На обратном пути обедали в ресторане «Ялта», перед обедом осмотрели завод «Массандра» и попробовали более 12 различных вин. За Гагарина пили вино выдержки с 1934 года, за Титова — 1935, за меня — 1908. Обедом «дирижировали» первый секретарь Ялтинского горкома партии А.А.Куценко и его первый заместитель Н.Н.Дементьев. Оба любят крепко выпить. В этой и других встречах они спаивали Германа и Юрия. Герман зачастил в Ялту, возвращался поздно и изрядно выпившим. 26 сентября я обнаружил, что охранник Титова — Роберт Ахмеров — пьет, спаивает Германа и занимается сводничеством. Серьезно поговорил с Титовым и Гагариным, предупредил их, что они на скользком пути, объявил, что немедленно отправлю Ахмерова в Москву. Оба признали свои ошибки и очень просили не наказывать Ахмерова. Герман уверял меня, что во всем виноват только он сам. Я им поверил. Ахмеров сдержал слово и вел себя хорошо, но Масалов, Серяпин, Логинов и другие продолжали пьянки и плохо влияли на Гагарина и Титова.

18 октября.

Леонид Иванович Горегляд рассказал мне, какой номер отмочил Герман Титов в Румынии. Автомобильная колонна, сопровождаемая мотоциклистами, ехала из Брашова в Плоешти. Герман проезжал Брашов в открытой машине, но за городом по плану он должен был пересесть в закрытую машину. Дорога к Плоешти проходила через горный хребет, в момент остановки автоколонны (для пересадки Титова из одной машины в другую) шел мелкий дождь, вечерело, видимость была плохой. Через минуту после того, как колонна тронулась, Леониду Ивановичу показалось, что впереди на одном из мотоциклов за рулем сидит Титов. Он не поверил своим глазам, но когда его машина подъехала поближе, он окончательно убедился, что Герман вместо того, чтобы пересесть в закрытую машину, сел за руль мотоцикла. Когда я рассказал об этом случае Вершинину, то тот весь побелел и долго не мог поверить в возможность подобного легкомыслия со стороны Титова.

27 января. <1962 года>

Сегодня у меня были Гагарин и Титов. Титов вчера вернулся из поездки по Индонезии, Бирме и Вьетнаму, а Гагарин в понедельник, 29 января вылетает в Африку. По докладу генерала Горегляда, поездка Титова прошла нормально, но у него появились признаки зазнайства. Посоветовавшись с Вершининым, мы решили поговорить с Германом на эту тему.

17 февраля.

Вчера пришлось очень серьезно поговорить с Германом о его поведении. 15 февраля после выступлений у старых большевиков и в Высшей партийной школе он заехал к художнику Яр-Кравченко и пробыл у него всю ночь. Яр-Кравченко — великий пьяница. Герман говорит, что и сам убедился в этом и больше к нему никогда не поедет. В последнее время Титов дает много обещаний, но часто не выполняет их. В тот же день — 15 февраля — между 12 и 13 часами по дороге в Москву, около Медвежьих озер, Титов, сам управлявший своей «Волгой», при попытке обогнать автобус, столкнулся с ним и помял правое крыло. У Германа это уже третье автопроисшествие за полгода. Титов оказался более трудным, своенравным и капризным по сравнению с моими представлениями о нем до полета. Придется разбираться с ним на партсобрании.

23 апреля.

Только что забегал Герман Титов. Как заметно он изменился после полета! До этого он производил впечатление стойкого, очень выдержанного человека, а сейчас какой-то мятущийся, все время спешит, все делает на ходу.
Его нервная возбужденность бросается всем в глаза.

3 мая.

Около 9 часов утра при регистрации членов делегаций КОСПАР произошла первая встреча Титова с Гленном. Он высокий, рыжий, волосы редкие, весь в веснушках. Ему 41 год, но выглядит он моложе и производит приятное впечатление. Его жена примерно одного с ним возраста, очень скромная женщина — чувствуется, что она не была баловнем судьбы. Миссис Гленн настойчиво приглашала Титовых к себе.

В 12:45 перед завтраком Титов и Гленн были приняты президентом США Джоном Кеннеди. Он сказал, что рад приветствовать Титова и гордится тем, что американский народ хорошо встречает знаменитого космонавта.

Вечером был большой прием у вице-президента США Линдона Джонсона, который уделил нам много внимания, проводил нас до автомашин и сказал, что скоро будет в Москве и с удовольствием посетит Титова. Жена Джонсона говорила Тамаре: «Вот как хорошо и дружно беседуют наши мужчины, им нужно чаще встречаться, и тогда они наверняка обо всем договорятся».

4 мая.

Джон Гленн и его жена пригласили Титовых и меня посетить их дом в штате Вирджиния. Мы приняли их приглашение и после приема в посольстве в одной машине с Шепардом выехали к Гленну. Его дом расположен в живописнейшем месте в 60–70 километрах от Вашингтона. Небольшой каменный двухэтажный дом, который обставлен просто и без малейших претензий на богатство. У Гленнов дочь и сын. Когда мы подъехали, вся семья работала: сам Гленн в фартуке помогал жене жарить большие куски мяса. Более часа мы пробыли у Гленнов. Семья Гленна и Шепард с женой произвели на нас очень хорошее впечатление. Это скромные, миролюбивые и очень душевные люди. Титов пригласил Гленна и Шепарда с женами побывать в СССР. Все были очень довольны встречей.

27 июня.

Перед выездом Титова в Горький я пытался поговорить с ним о его планах на будущее (в разговорах с Карповым, Шипиловым и другими он высказывал желание пойти летчиком-испытателем к Микояну, и нелестно отзывался о своей учебе в академии), но он уклонился от разговора и попросил продолжить его после возвращения. Вчера в 9 часов утра он приезжал и ждал меня, но я пришел в кабинет в одиннадцатом часу, и Германа уже не было. Он вечно куда-то спешит и везде опаздывает — это становится его дурной привычкой.

14 июля.

Позавчера в 4 часа ночи Герман возвращался домой на машине Докучаева (управлял якобы Докучаев), уже в Чкаловской наскочили на столбики и очутились в канаве. Герман имел мое разрешение после конгресса уехать отдыхать, и он уехал вчера в Киев, не зайдя и не позвонив мне.

3 августа. Тюра-Там.

Перед сном Карпов рассказал мне, что два дня тому назад Герман Титов на своей машине увез к себе из ЦПК Пономареву и Кузнецову. Обе они провели всю ночь в квартире Германа. Девчонки поступили глупо, а еще неразумнее действия Титова. Его влияние на космонавток скорее принесет им вред. Здесь, на старте, не время заниматься Титовым, но заняться им нужно, и очень серьезно.

4 апреля. <1963 года>

Заходил и Герман Титов. Я спросил его, как он относится к «делу» Нелюбова, Аникеева и Филатьева. Герман ответил, что ему жаль Нелюбова, что на ребят наговорили много лишнего. Тогда я сказал Титову, что факт захода в «забегаловку» и выпивки несовместим со званием космонавта. Он немного поколебался, а потом твердо заявил: «Ребята знали, что им настоятельно не рекомендовали и даже запрещали заходить в подобные заведения. Они знали, что им запрещено пить, — их уже за это наказывали — пускай отвечают за свою глупость».

6 мая.

Сегодня срочно вызвали к 12 часам всю четверку (Гагарин, Титов, Попович, Николаев) на бывшую дачу Буденного, где жена Малиновского устраивает какой-то прием, по-видимому, в честь Фиделя Кастро. Продолжается порочная практика: министры и другие высокие руководители спаивают и развращают космонавтов, мешают им учиться и работать. И они же — эти самые руководители — спрашивают с нас, почему космонавты ведут себя плохо и часто отрываются от учебы и работы.

17 мая.

Вчера получил неприятное известие о новых «похождениях» Г.С. Титова. 13 мая Титов с корреспонденткой «Молодой гвардии» поехал на прогулку в лес на своей машине. Пока они гуляли по лесу, кто-то якобы утащил из машины папку с документами. В папке находились пропуска в ЦПК, в Главный штаб ВВС, к Королеву, в институт, в академию, а также мандат депутата Верховного Совета СССР и другие документы. Приказал Одинцову провести расследование и доложить мне, но и без расследования ясно, что Титов вел и продолжает вести себя плохо. После того, как я задержал ему присвоение очередного звания, он немного притих, а сейчас опять показывает свое настоящее лицо. Титов — малоорганизованный и даже разболтанный человек. Его нужно держать в очень крепкой узде, но высшее начальство мешает нам поставить космонавтов на место. На этот раз придется Титова строго наказать по строевой и партийной линиям.

18 мая.

Я предупредил Германа, что за утерю важных документов он будет очень строго наказан. Титов пытался оправдываться: «А при чем тут я, если у меня украли документы...» Я напомнил Герману, что до его космического полета и во время поездки в Америку у нас не было никаких замечаний по его поведению, — следовательно, он может, когда это считает нужным, «взять себя в руки». Я сказал Титову, что в последнее время он наделал много серьезных ошибок и теперь должен отвечать за все свои «выкрутасы». Никакие высокие звания не спасут его от строгих наказаний, и если он не сумеет сделать для себя правильных выводов, то нанесет большой вред и делу, и самому себе. Титов пытался защищаться — он до сих пор так ничего и не понял. Придется его крепко «отмолотить», чтобы он наконец-то осознал свои ошибки.

26 сентября.

23 сентября 1963 года у Титовых родилась дочь. Тамара и ребенок чувствуют себя отлично. Это первый ребенок, родившийся у человека, побывавшего в космосе. Герман ждал сына, но полюбит и дочь.

27 июня. <1964 года>

Опять большие неприятности с Германом Титовым. По словам Гагарина, вчера около одиннадцати часов ночи Титов возвращался из Москвы домой. В Измайлове, на Первомайской улице, у троллейбусной остановки две женщины подняли руки с просьбой подвезти их. Титов остановил машину и сказал, что он едет до Щелковского шоссе, а дальше — направо. Одна женщина сказала, что ей не по пути, а вторая попросила подвезти ее до станции метро. Первомайская улица плохо освещена; Титов ехал с большой скоростью и поздно заметил на дороге кучу старого асфальта и камней — он затормозил, но машина передком ударилась о камни и перескочила через них. Герман отделался легкими ушибами, а его попутчица, по-видимому, получила более серьезные травмы, но крови и других заметных следов ушибов у нее не было. Девушка сама вышла из машины, подождала такси и уехала. Титов перегнал свою машину на буксире в гараж ЦПК и ушел домой спать. Часа в три ночи на квартиру Титова в ЦПК приехали следователи ОРУДа — оказалось, что девушка, не доехав до больницы имени Склифосовского, скончалась в такси. Сейчас это дело расследуют комендант Москвы генерал-лейтенант Колесников и прокурор Московского гарнизона.

За день до этого с Титовым было еще одно происшествие. На его машину якобы наскочил пьяный мотоциклист (это случилось около полуночи на Можайском шоссе, за рулем был шофер). Несмотря на целый ряд автопроисшествий, которые ранее случались с Титовым, и невзирая на внушения начальства и полученные взыскания, он продолжает пьянки, встречи с женщинами и бесконечные нарушения правил вождения автомобиля. Несколько дней назад у меня с ним был очень серьезный разговор, я прямо сказал Герману, что настаивал на освобождении его от должности заместителя командира отряда и что его «спасло» лишь слабоволие Вершинина. Я не верю версии вчерашнего происшествия, изложенной Гагариным со слов Титова. По-видимому, он посадил эту девушку в свою машину не на троллейбусной остановке и не с целью подвезти. Впрочем, не буду гадать...

Приезжали Гагарин, Николаев и Титов (с заплатками на подбородке). Пока точно установлено, и Титов сам подтвердил, что он был за рулем не совсем трезвым (выпивал часа за 2–3 до происшествия). Сегодня в 5:00 врачи записали: «Трезв, но со следами алкоголя». Титов написал рапорт о происшествии, он пишет, что до 22 часов был вместе с председателем Краснопресненского райисполкома. Следствие по делу ведет военная прокуратура.

29 июня.

Утром разговаривал с секретарем Краснопресненского райкома товарищем Колчиным и председателем райисполкома товарищем Федоровым. Оба подтвердили, что Титов уехал от них 26 июня около 23 часов. Секретарь парткома ЦПК подполковник Новиков был у директора 619-й школы Капитанчук Ирины Павловны, которая рассказала, что пострадавшая — учительница английского языка Фоменкова Галина Федоровна — ушла со школьного выпускного бала в 23:15. Таким образом, можно считать доказанным, что Титов никогда ранее не встречался с Фоменковой и не знал ее, а посадил в машину на остановке по ее просьбе. В семье погибшей восьмилетний сын Славик и отчим Иванов Михаил Алексеевич 62 лет, проживающий в Смоленске. Титов выделил 150 рублей на похороны Фоменковой, а Новиков обещал Иванову устроить его внука в суворовское училище. Титова, по-видимому, судить не будут, но моральная его вина в гибели 33-летней женщины огромна: нетрезвым сел за руль и ехал с большой скоростью ночью по плохо освещенной улице.

30 июня.

Около часа беседовал вчера с Вершининым о дисциплине летчиков-космонавтов и по некоторым другим вопросам. Маршал подтвердил давно уже известное положение, что наше положительное влияние на космонавтов недостаточно, а пагубное влияние верхов, связанное с приемами, встречами, выпивками и восхвалениями, продолжается. Вершинин разрешил разобрать дело Титова в партийном порядке и дал согласие на приказ по ЦПК о строгом наказании Титова.

2 июля.

Во второй половине дня был на заседании бюро парторганизации первого отряда космонавтов. Разбирали дело Германа Титова. Выступали Новиков, Беляев, Николаев, Гагарин, Попович и я; Пономарева, Быковский, Волынов, Заикин и Кузнецов поддержали нас. За три года, прошедших после блистательного полета в космос, Титов так много наделал глупостей и ошибок, что необходимы очень крутые меры в последней попытке удержать его от недостойного поведения. Товарищи гневно, прямо в лицо, говорили Герману горькую правду: «Оторвался от коллектива, плохо живешь с Тамарой, «задрал нос», заводишь много сомнительных знакомств, много выпиваешь, садишься за руль в нетрезвом состоянии, часто нарушаешь правила уличного движения, своим поведением позоришь всех космонавтов и вредишь делу, которому все мы посвятили свою жизнь». Много было высказано и других упреков и предупреждений, в том числе такое: «Взлетел очень высоко, но, потеряв доверие коллектива и народа, можешь упасть очень низко». Я при всех сказал Титову: «Своими поступками ты уже поставил себя вне партии и вне коллектива космонавтов. Есть все основания для исключения тебя из партии и лишения всех званий — депутат, Герой, летчик-космонавт, подполковник...» Но Титова знает не только советский народ, его знает весь мир. Позор Титова будет позором всех космонавтов, позором нашего народа. Мы не можем допустить этого и сделаем еще одну, последнюю попытку оставить Титова и в партии, и в отряде космонавтов. Все единогласно проголосовали за строгий выговор Титову. По строевой линии понизим его в должности, запретим выступления, посещения приемов и управление автомобилем. Я приказал Кузнецову подчинить Титова Береговому и перевести его на режим подготовки к полету на «Союзе». Это делается не для того, чтобы Титов полетел на «Союзе» одним из первых, а в целях восстановления и сохранения его как космонавта.

3 июля.

Во вчерашнем бюллетене ТАСС есть интересные сообщения о Джоне Гленне. Американский врач Вагнер, побывавший в СССР и встречавшийся с В.В. Париным, сообщил корреспондентам, что у Гленна после его падения в ванной в феврале этого года до сих пор продолжаются сильные головокружения. Он высказывает предположение, что у Гленна, Шепарда и Титова могут быть отклонения в ориентации, вызванные полетами в космос. Наши врачи не находят у Титова никаких отклонений, но характер Германа после полета изменился до неузнаваемости. Он излишне тороплив: всегда спешит и везде опаздывает. Ему трудно сосредоточиться на каком-либо одном деле, он с трудом может просидеть 10 минут на одном месте. Он недисциплинирован, увлекается встречами и выпивками, безумно любит быструю езду на автомашине. У меня уже не первый раз возникает мысль о возможной связи поведения Германа с воздействием на его организм факторов космического полета.

7 июля.

Вчера мне позвонил следователь по особо важным делам полковник Днесперов, который ведет дело Г.С. Титова, и сообщил, что показания Титова и шофера такси расходятся с заключением медицинской экспертизы, согласно которой смерть Фоменковой наступила мгновенно, а Титов и шофер такси говорят, что после аварии она 20–30 минут ходила по тротуару, а затем остановила такси и уехала. Следователь подозревает, что ее положили в такси уже мертвую. Пока нет достоверных данных, как все было в действительности. Ясно одно, что Титову не верят и для этого есть все основания. Нам Титов доложил, что на его вопрос: «Где пассажирка?» — ему ответил милиционер: «Она только что уехала на такси», а следователю Титов сказал, что на этот его вопрос так ответили какой-то молодой человек и девушка. Следователь мне сказал: «Титов и шофер такси сговорились, но детали не подтверждают их версию». По-видимому, Титов пал значительно ниже, чем я себе представлял.

11 июля.

Только что звонил следователь по делу Титова. Следствие заканчивается; состава преступления со стороны Титова не обнаружено, происшествие квалифицируется как несчастный случай. Но Титов должен нести серьезную партийную и административную ответственность за неоднократные случаи управления автомобилем в нетрезвом состоянии и другие нарушения правил уличного движения.

17 июля.

Вчера более двух часов провел в военной прокуратуре. Беседовал с главным прокурором Вооруженных Сил генерал-лейтенантом Горным, с его заместителями и со следователем по особо важным делам полковником Днесперовым. Читал уголовное дело о гибели Г.Ф. Фоменковой. Выводы следствия таковы: «Произошел несчастный случай, для привлечения Г.С. Титова к судебной ответственности оснований нет». Из материалов следствия и разговоров с работниками прокуратуры мне стало абсолютно ясно, что если бы на месте Титова был рядовой офицер, его бы судили. Следствие прошло мимо целого ряда ложных показаний Титова. Он показал, что 26 июня выпивал только до 14 часов, а фактически пил до 22 часов. Титов управлял машиной в нетрезвом состоянии, а в акте экспертизы записано: «Был трезв, но со следами алкоголя». Он доложил следователю, что до 26 июня не имел автопроисшествий, а он имел их, и не одно. Только за сутки до этого происшествия он имел столкновение с мотоциклистом. Короче говоря, я больше не верю Титову. Я еще попытаюсь вытащить его из грязи, но у меня нет уверенности, что он сможет от нее очиститься.

Сегодня Титову в присутствии Кузнецова и Трофимова прокурор объявит результаты следствия. Позже с ним будет беседовать и Главный маршал авиации Вершинин. Подобных бесед было уже много, но они, пожалуй, приносят больше вреда, чем пользы.

24 июля.

Заходил на квартиру к Титовым, долго беседовал с Тамарой. Все мои худшие предположения подтвердились. Герман много и часто пьет, несколько раз не ночевал дома, при управлении автомашиной ведет себя как лихач. Тамара утверждает, что ему нельзя доверять руль. Он ездит на очень больших скоростях, обижается, когда его обгоняют, старается обогнать своего «обидчика» и для этой цели нередко меняет свой маршрут. Потом пришел Герман, он сказал, что сможет собственными силами поправить дело и восстановить доверие к себе.

1 августа.

Позавчера Руденко, Рытов и я беседовали с Титовым. Герман признал свою вину в происшествии 26 июня, он заявил: «Дошел до ручки, дальше идти некуда». Титов дал правильный анализ причин своих «неудач»: оторвался от коллектива, завел много сомнительных знакомств с богемой (артисты, художники, литераторы и так далее), много пил, нарушал дисциплину и режим, не ночевал дома — все это не могло не привести к ЧП. Руденко и Рытов объявили Титову, что кроме понижения его в должности руководство ВВС приняло еще целый ряд мер с целью помочь ему исправиться. Титову до особого распоряжения запретили управлять автомашиной и убывать из гарнизона без личного разрешения начальника ЦПК, выезжать за границу и на полигон, выступать на ответственных собраниях. За Титовым будет организовано систематическое медицинское наблюдение. Придется побольше загрузить его работой и установить за ним более жесткий контроль.

Месяц тому назад я сказал Титову, что больше не верю ему, что он обманул партийную организацию, товарищей и меня, утверждая, что при столкновении служебной машины с мотоциклом (25 июня) не он, а шофер управлял автомашиной. Я настоятельно советовал тогда Титову признать свою вину в этом происшествии и снять с шофера-солдата тяжелую обузу ложного показания. Герман долго не решался сказать всю правду, но 30 июля он по своей инициативе рассказал, как все было на самом деле. Это запоздалое честное признание меня порадовало и вселило надежду на возможность исправления Германа.
Tags: 1961, 1962, 1963, 1964, космос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments