November 10th, 2019

Reichstag 20081023

И врагу никогда не добиться...

28 ноября 1941 года в «Красной звезде» была напечатана передовая статья «Завещание 28 павших героев», написанная 31-летним Александром Кривицким. Статья начиналась словами: «В грозные дни, когда решается судьба Москвы, когда вражеский натиск особенно силен, весь смысл жизни и борьбы воинов Красной армии, защищающих столицу, состоит в том, чтобы любой ценой остановить врага, преградить дорогу немцам. Ни шагу назад — вот высший для нас закон. Победа или смерть — вот боевой наш девиз». Появлению статьи также предшествовали крайне драматические события на Западном фронте, которым командовал Жуков.

Утром 26 ноября немцы начали наступление на Ново-Иерусалиский монастырь, под прикрытием тумана крупная группа эсесовцев ворвались в монастырь. Затем дивизия «Рейх» попыталась ворваться в Истру с запада. И лишь около полудня перешла в наступление с севера 10-я танковая дивизия от деревни Андреевское. Главную опасность представляли танки. Когда-то, еще в начале ноябрьских боев, К.К.Рокоссовский советовал А.П.Белобородову: «Выбивай у них танки. Главное – танки». Белобородов следовал этому совету, имея в составе противотанковую артиллерию, он вовремя направлял ее на танкоопасные направления.

До позднего вечера 26 ноября 10-я танковая дивизия немцев, наступая от деревни Андреевское, между рекой и лесом, стремилась овладеть территорией у истринской больницы. Танки шли в атаку в сопровождении многочисленной мотопехоты. Их встречала наша артиллерия. А. П. Белобородов вспоминал: «Сорок орудийных стволов били по танкам. Гремели выстрелы, стучали откаты, звенели стреляные гильзы. Снаряды крушили броню, дробили гусеничные траки. На поле боя горели изуродованные вражеские танки, остальные откатывались на исходные позиции. А час спустя, после очередного налета пикирующих бомбардировщиков и артобстрела, все повторялось сначала». Оборону там держали, в основном, бойцы 40-ого батальона.

Весь день фашистская авиация висела под Истрой, тяжелая артиллерия методично, квадрат за квадратом обстреливала город. Горели целые улицы – дома и деревянные тротуары. Хаос огня, дым, рвущиеся снаряды, падающие стены – это Истра 26 ноября.

Была уже полночь, а бой не затихал. Немецкие танки с северо-востока обходили Истру. С церковной колокольни А.П.Белобородов видел огненное полукольцо переднего края. Оно, глубоко охватывая Истру, заметно приближалось к Волоколамскому шоссе. Связи со штабом армии не было. И Белобородов принимает решение сам – оставить Истру и занять шоссе. Центр и правый фланг дивизии отошли на 2–3 км, в целом оборона оставалась устойчивой. На рассвете 27 ноября позвонили, наконец, из штаба армии. Разговор был коротким:
– Сдал Истру?
– Сдал...
– Нехорошо. А еще гвардеец! Ты Истру сдал, ты ее и возьмешь!»

Так в 78-ой дивизии стало известно, что она стала 9-ой Гвардейской. Взяв Истру, немцы сожгли ее почти дотла. Страшную картину являли собой развалины взорванного ими бывшего Ново-Иерусалимского монастыря. Немецко-фашистские захватчики, встречая все более упорное и нарастающее сопротивление на подступах к Москве, неистовствовали в бессильной ярости, вымещая злобу на мирном населении.

Утром 27 ноября фашисты обрушили на Степаньково минометный огонь, затем двинулись 27 танков. Гвардейцы-танкисты, притаившись в засадах, сохраняли выдержку. Только когда до вражеских машин оставалось 150–200 метров, они открыли уничтожающий огонь. Завязался жесточайший бой, в котором наши танкисты оказались победителями. Фашисты откатились назад, оставив с десяток противотанковых орудий и несколько танков. Не прошло и получаса, как на Степаньковский лес, где находились в засаде катуковцы, налетели 18 пикировщиков. После мощной бомбардировки на Степаньково снова двинулись фашистские танки. И опять они напоролись на сокрушительный огонь сменивших позиции гвардейцев-танкистов.

Атаки танковых групп так взбесили гитлеровцев, что они бросили на боевые порядки 1-й гвардейской танковой бригады М.Е.Катукова 30 пикировщиков. Зенитчики бригады встретили воздушную эскадрилью, когда она появилась над деревнями Адуево и Лисавино. Первыми же снарядами они сбили три немецких самолета.

В ночь на 29 ноября 1-я гвардейская танковая бригада по приказу командарма заняла новый рубеж по линии Каменка – Баранцево – Брехово. До Москвы оставалось 40 километров. За две недели непрерывных боев гвардейцы Катукова уничтожили 106 танков, 16 тяжелых и 37 противотанковых орудий, 16 минометов, 3 минометные батареи, 8 тягачей, 55 автомобилей, 51 мотоцикл, до трех полков живой силы противника, разбили 13 дзотов, 27 пулеметных гнезд. У бригады вышло из строя 33 танка, из них безвозвратно было потеряно 7, а 26 отремонтировано и возвращено на передний край обороны.

Последующие четыре дня – с 28 ноября по 1 декабря шли постоянные бои дивизии генерал-майора Белобородова с танковыми соединениями немцев. Непрерывно атакуя, немцы пытались прорвать фронт 9-ой Гвардейской дивизии на правом фланге: 28 ноября немцы бросили в бой 45 танков. 29 ноября – 60 танков. 30 ноября и 1 декабря – столько же. Потеряв около 20 танков, прорвать оборону дивизии немцы не смогли. Дивизия, ведя напряженные бои, медленно отходила вдоль Волоколамского шоссе. За четыре дня ее правый фланг отошел на восток на 5–6 км, центр на 8–9км, левый фланг на 5–6 км. Немецкие танки на направлении главного удара продвинулись по 3–4 км в сутки. Такой темп наступления считается низким для пехоты, а для танков тем более. 30 ноября немцы заняли Дедово, Петровское, Селиваниху, Снегири.Collapse )

5 декабря наступило затишье. Противник выдохся. Оборонительный период Московской битвы закончился.